Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Интервью Дейва Грола журналу “Maxim”

Окт 17, 2012 в рубрике Статьи и интервью группы | 1 Комментарий »

Мы встретились с одним из самых плодовитых многостаночников современного рока и обсудили: его грядущую рок-звездную смерть, детскую наркоманию, алкоголизм и кислотных динозавров. Рок-н-ролл жив!

Интервью Дейва Грола журналу "Maxim"
Дейв Грол.

 

- Как любой настоящий рокер, ты, Дейв, оживаешь только на гастролях. У Foo Fighters есть какой-нибудь предконцертный ритуал? Ну, типа, собираетесь в кружок, быстро молитесь сатане – и вперед, на сцену!
- Есть группы, которые молятся Богу: "Господи, пусть это будет лучший концерт в нашей жизни!" Есть группы, которые выстраиваются в регбийные схватки, дышат друг другу в задницы и орут: "Потому что мы – банда!" У нас все проще: мы слушаем пару песен с альбома Майкла Джексона "Off the Wall" и хлопаем пару глубоководных бомб с "Ягермайстером". Это коронный предконцертный ритуал Дэвида Ли Рота. Чтобы превратиться в Дэвида Ли Рота на сцене, нужно засадить, как минимум, четыре "Ягермайстера"!

- Ты вообще когда-нибудь выступал трезвым?
- За последние пятнадцать лет – ни разу. Когда играешь без допинга, слишком хорошо все соображаешь и замечаешь всякую отвлекающую фигню – мелочи, которые могут испортить шоу. А в пьяном состоянии концерт идет как по маслу. Правда, может закончиться кровопусканием и демонстрацией голых ягодиц. Рок-н-ролл!

- И что, ты уже пустил себе кровушку по ходу текущего тура?
- А как же! Разбил башку о микрофонный стенд. Вырос гигантский синяк, с утиное яйцо; весь в порезах. Жуткое зрелище.

- У тебя маленькая дочь. Ты ведь из той породы отцов, что сами покупают детишкам пиво и курят с ними травку, правда?
- Ничего подобного. Я не собираюсь быть рок-н-ролльным папашей в вечной отключке, у которого по углам рассыпаны кучки кокса, чтобы дети могли спокойно нюхнуть перед сном.

- Хорошо. Примерный отец. Тогда выкладывай родительский совет для непутевой Бритни Спирс.
- Слава – штука опасная. Она кувалдой бьет по голове, и ты уже слабо соображаешь, кто ты и где ты. Если ты к тому же еще недооформился как личность, будет совсем туго. Когда Nirvana стала популярной, мне исполнился всего двадцать один год, но я уже был абсолютно сложившимся человеком. Когда рок-безумие достигало особо опасных высот, я уезжал домой в Вирджинию и тусовался с родней и друзьями, любящими меня не потому, что я звезда, а просто потому, что я есть. Молодняк, который засасывает в круговорот денег, славы и папарацци, должен периодически вытаскивать свои задницы из ночных клубов и уезжать к себе домой на семейные барбекю. Тогда все у них будет о’кей.

- Ты хоть иногда слушаешь пластинки Nirvana?
- Да нет. Слышу иногда песни по радио. Переслушивать пластинки – всегда тяжелый труд. Тут же вспоминаешь, из какого сора все выросло: как ты напился в тот день в студии или какая хреновая была погода в Сиэтле. Это как открыть старый альбом с фотографиями. Я не люблю делать это слишком часто.

- А как насчет нынешних согруппников по Foo Fighters? Говорят, они не дают тебе зазнаваться и держат в ежовых рукавицах.
- Так и есть. Чтобы играть в этой группе, надо иметь шкуру бегемота. Мы не даем друг другу расслабиться. Если кто-то облажался во время концерта, остальные участники группы до слез доведут. Если лажаюсь я, меня просто жрут живьем.

- Ты когда-нибудь забываешь слова на сцене?
- Сплошь и рядом. Почти каждый концерт. Но никто, похоже, не замечает. "Классная пиротехника!" – вот что волнует зрителей.
Кстати, про зрителей. Есть какие-то признаки, по которым они могут определить: все, Грол выдохся, ему пора в отпуск на Гавайи? Например, когда меня достают хиты и я начинаю вытаскивать на свет божий всякие забытые редкости, – это верный знак.

- А как ты относишься к тому, что недавно в рок-тусовке активно ходили слухи, что ты умер, а вместо тебя на сцене выступает биоробот?
- Чтобы напророчить рок-звезде быструю смерть, не надо быть семи пядей во лбу. Это, как минимум, банально. Хотя, черт побери, есть столько красивых способов умереть молодым – разбиться на вертолете прямо над стадионом или сорваться в морскую пучину на скалистом повороте где-нибудь в Исландии…

- А ты сам как бы хотел попрощаться с жизнью?
- Так, давай взвесим опции. Утонуть? Звучит умиротворенно, но все же глотать воду перед смертью не улыбается. Авиакатастрофа? Не хочется гореть в адском пламени уже на этом свете. Моя идеальная смерть – чтобы на меня свалился огромный бетонный забор с торчащими из него топорами. Такая штука убила бы меня мгновенно и к тому же разорвала бы мою бренную плоть на мелкие кусочки. Никакой боли и куча трупного мусора. Хеви-метал!

- Планируешь после смерти отправиться в ад или в рай?
- Не хотелось бы, чего уж там, жариться в пекле. Но представить, что я могу попасть в рай и сидеть, свесив ноги, с Господом Богом на облачке, после того как я прослушал такое количество дет-метала, у меня тоже не получается.

- У тебя случались злые кислотные трипы?
- Однажды закинулся на корабле по дороге из Англии в Бельгию и потом нарезал круги часа три, представляя, что лодыжки пассажиров корабля жуют маленькие динозавры. Часов двенадцать отойти не мог.

Один комментарий “Интервью Дейва Грола журналу “Maxim””

  1. Нина :

    Неужели журналист реально думал, что Дэйв только и сидит целыми днями и тащится от старых песен Нирваны?…

Оставить комментарий